21 Ноября

Жил, платил – стал собственником


 
Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда РФ вынесла
 
вердикт: если наследник вселился в обещанную ему квартиру или там жил, то
 
считается, что он фактически принял жильё в наследство. Но при некоторых
 
условиях…
 
Поводом для вердикта стала следующая судебная тяжба: после смерти гражданина,
 
не оставившего завещания, на трехкомнатную квартиру претендовали взрослая дочь от
 
предыдущего брака, несовершеннолетний сын от нового брака и отец умершего. Все –
 
наследники первой очереди.
 
Взрослая дочь обратилась к нотариусу с заявлением о принятии наследства, при
 
этом она заявила, что других претендентов на наследство нет. В итоге дочь оформила
 
права наследования на всю квартиру и зарегистрировала в Росреестре право
 
собственности на это жильё.
 
Через некоторое время в районный суд пришла мать несовершеннолетнего сына и
 
попросила признать его право собственности, а выданное дочери умершего свидетельство
 
о собственности – недействительным. Районный суд с этими требованиями согласился,
 
отклонив доводы взрослой дочери, что оппоненты пропустили срок исковой давности.
 
Однако апелляционная инстанция в городском суде отменила прежнее решение и приняла
 
новое – матери несовершеннолетнего наследника отказать во всех просьбах.
 
Верховный суд по жалобе матери пересмотрел дело и принял решение, что
 
районный суд был прав. Как определила высшая судебная инстанция, мальчик проживал в
 
квартире с отцом на момент открытия наследства, он был собственником доли в квартире,
 
а его мать оплачивала коммунальные расходы. При этом получение несовершеннолетним
 
свидетельства о праве на наследство является его правом, а не обязанностью. Кроме того,
 
по определению Верховного суда, иск матери должен был рассматриваться как
 
требование об устранении нарушений прав ребенка, а на такие иски срок давности не
 
распространяется.